декодер | Расшифровать Россию
Центр восточноевропейских и международных исследований
Исследовательский центр Восточной Европы при Бременском университете
Архипелаг Крым
Мультимедийное досье

Русский Крым

Крым — особенное место для многих россиян. К полуострову в Черном море большинство из них относится с большим трепетом. Эта тесная связь, несравнимая ни с одним другим регионом бывшего СССР, объясняется, с одной стороны, целым комплексом факторов надындивидуального характера, обусловленных историческим нарративом, с другой стороны, — сугубо личным опытом, приобретенным на отдыхе в Крыму. Апокрифическое крещение «равноапостольного» великого князя Владимира, героическая оборона Севастополя, стихи Пушкина, картины Айвазовского, великолепная природа и, наконец, воспоминания о беззаботных каникулах — лишь примеры того, из чего складывается обладающая высокой ценностью символическая картина полуострова. Нельзя забывать также и о чувстве национальной ущемленности, которое испытывали многие россияне после вывода полуострова из состава России. Именно на этом чувстве сыграл президент Путин, когда забрал Крым у независимой Украины. В результате присоединения Крыма ему удалось смягчить фантомные постимперские боли значительной части населения. Разумеется, это не оправдывает противоправный захват полуострова, но позволяет объяснить массовое одобрение его аннексии россиянами.

С 1920-х годов Советский Союз отправлял лучших пионеров на отдых в пионерский лагерь «Артек», который существует до сих пор / © Борис Кавашкин/ИТАР-ТАСС

Не только граждане России, но и другие славянские этносы, населяющие полуостров (около 60% крымчан — этнические русские, примерно 24% — украинцы), задолго до аннексии 2014 года связывали судьбу Крыма с Россией. Решение 1954 года о передаче Крыма в состав Украинской ССР вызывало непонимание рядовых граждан, но до тех пор пока существовало союзное государство, многие не воспринимали это событие как существенное.

После распада Советского Союза в 1991 году карты смешались. Несмотря на то, что некоторые члены российского правительства, а также именитые представители общественности, например писатель и лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын или мэр Москвы Юрий Лужков, неоднократно выражали недовольство принадлежностью Крыма Украине и подвергали его передачу сомнению, Российская Федерация все же подписала с Украиной ряд соглашений, закрепляющих статус кво.

Когда в результате событий на Украине в 2013–2014 годов представилась возможность захватить Крым, большая часть российского населения расценила это как восстановление исторической справедливости. Эта точка зрения постоянно подкрепляется различными действиями в области исторической политики: так, в официальном российском дискурсе ставится под сомнение сама концепция территориальной целостности Украины и право этой страны на самостоятельное, независимое от России развитие, а также культивируются различные нарративы о «нашем Крыме» как неотъемлемой части России.

«Воссоединение» с Россией, как официально называют аннексию Крыма в Российской Федерации, резко подняло рейтинг президента Путина. Представленный им и его единомышленниками нарратив о «нашем Крыме» «подгоняет» историю полуострова под линейную, русско-восточнославянско-православную модель, построение которой возможно лишь после основательного пересмотра истории. Надо заметить, однако, что основные элементы этого нарратива не были придумкой президента и его советников, они были изобретены намного раньше.

Сакральное значение Крыма

В своих выступлениях Путин из раза в раз подчеркивал, что включение Крымского полуострова в состав России имеет особое значение для страны и нации. В одной из речей он акцентировал внимание на значительном количестве русских, проживающих в Крыму, стратегической важности полуострова и его высокой духовной значимости для российского народа и государства. Крым, где, по преданию, принял крещение великий князь Владимир, имеет такую же сакральную ценность для россиян, как Храмовая гора в Иерусалиме для иудеев и мусульман, отметил президент. Он ссылался при этом на «Повесть временных лет», согласно которой в 988 году недалеко от нынешнего Севастополя язычник Владимир крестился по византийскому обряду. Несмотря на то, что пребывание князя Владимира на полуострове в это время не вызывает сомнений, тот факт, что его крещение, повлекшее за собой христианизацию Киевской Руси, произошло именно в Крыму, научно не подтверждается. Сакральное значение Крыма подчеркивается также в других источниках, происхождение которых вызывает сомнения. Например, в предании об апостоле Андрее Первозванном говорится о его странствии из Святой Земли на территорию сегодняшнего Русского Севера, во время которого он будто бы посетил Крым… Но коллективные эмоции и убеждения зачастую имеют большую силу, чем научно обоснованные факты.

Крым ‒ древняя славянская территория?

Еще одно широко распространенное представление, тесно связанное с идеей о сакральности Крыма, — что полуостров был исконным местом расселения славян. Тексты, подобные «Житию» святого Кирилла (Константина), который вместе со своим братом Мефодием заложил основу старославянской азбуки и предположительно находился в Крыму в IX веке, вдохновляли многих российских авторов. Хотя бы по этой причине — таково широко распространенное мнение — центральные регионы России неразрывно связаны с Крымским полуостровом общей культурой и (героической) историей. Эта точка зрения, однако, возможна, лишь в том случае, если не обращать внимания на течение времени: дело в том, что русские стали доминирующей этнической группой на этом изначально мультиэтническом полуострове лишь в ХХ веке. Произошло это главным образом в результате Холокоста, который нацисты устроили в Крыму, а также вследствие депортации крымских татар, болгар и греков при сталинском режиме в 1944–1945 гг. Нерусское, а точнее неславянское, население Крыма, тысячелетиями оказывавшее значительное влияние на полуостров, ныне игнорируется официальным дискурсом, а его тесная связь с Крымом вытеснена из общественного сознания.

Крымские татары, которые вплоть до XIX века составляли большую часть населения Крыма, всегда считались опасным и неблагонадежным элементом. Широко распространенное убеждение, что крымско-татарское население традиционно представляет собой нечто вроде «пятой колонны», послужило в конце XVIII века причиной массового переселения крымских мусульман в Османскую империю. Кульминацией стигматизации и преследования крымских татар стал 1944 год, когда крымские татары были насильственно депортированы в Центральную Азию. Это событие и связанная с ним коллективная травма отягощает отношения между крымскими татарами и россиянами до сих пор.

«Мечту» об «освобождении» Крыма от мусульман и том, чтобы сделать полуостров исключительно русским, неоднократно озвучивали русские политики начиная с XVIII века, в частности, фаворит Екатерины II и завоеватель Крыма князь Григорий Потемкин. После 1944 года эта «мечта» на несколько десятилетий воплотилась в жизнь. Во время горбачевской перестройки и особенно после распада Советского Союза значительная часть крымских татар получила возможность беспрепятственно вернуться на родину. Какова сейчас доля крымско-татарского населения на полуострове точно установить невозможно. До 2014 года она составляла 12%, но вероятнее всего эта доля уменьшилась: большинство крымско-татарских активистов выступают против аннексии, поэтому все они находятся под пристальным вниманием российских властей.

Героический Крым

Присоединение Крыма к России в марте 2014 года стало второй по счету аннексией полуострова. Впервые это произошло в 1783 году во время правления
Екатерины II. Тогда завоевание Крыма было обусловлено исключительно военно-политическими соображениями, так как в то время никто не рассматривал и не мог рассматривать полуостров как место, исторически и культурно связанное с Россией. До этого контакты между Крымом и Россией были скорее эпизодическими и носили преимущественно военный характер.

Крым, с XV века находившийся под властью Османской империи, в течение долгого времени представлял собой опасность для открытой южной границы России. Конные степняки совершали набеги, требовали дань и угоняли в рабство местных жителей, что обременяло казну и сокращало население. Это также препятствовало заселению и освоению плодородных степных районов. Именно поэтому завоевание Крыма в 1783 году и нейтрализацию Крымского ханства можно считать великим, в том числе военным, триумфом России. Присоединение Крыма укладывалось также в далеко идущие колониальные планы царского правительства, которое, в частности, вынашивало мечту о завоевании Константинополя и установлении там монархии, династически связанной с Российской империей («Греческий проект»).

Таврический вояж 1787 года — путешествие в Крым Екатерины II

Крымская и Вторая мировая войны прочно закрепили в коллективном сознании россиян образ героического Крыма. Особое значение придается Севастополю, где базируется высоко почитаемый, хотя и не слишком успешный в военном плане, Черноморский флот. Севастополь для россиян — «город-герой». Во время Крымской войны Севастополь в течение 349 дней выдерживал осаду объединенных войск Англии, Франции, Османской империи и Сардинского королевства, а в 1941–1942 годах 250 дней оборонялся от германского вермахта. О героической обороне Севастополя напоминают, как гласит легенда, тысячи памятников и мемориальных таблиц.

Русский и античный Крым

Мягкий средиземноморский климат, горный ландшафт на юге и степной на севере — все это сильно отличает крымскую природу от природы центральной и северной России. После завоевания Россией Крыма в 1783 году слухи о красоте и климатической привлекательности полуострова быстро распространились по всей Европе. Этому в немалой степени способствовал и знаменитый Таврический вояж 1787 года — путешествие в Крым Екатерины II в сопровождении австрийского императора Иосифа II и многочисленных придворных и дипломатов. Крым с тех пор стал популярным местом: сюда приезжали ученые и представители творческих профессий, а русские монархи и их высокопоставленные приближенные превратили полуостров в излюбленное место летнего отдыха.

Многие путешественники находили в Крыму творческое вдохновение. Один из известнейших — Антон Чехов, поселившись недалеко от Ялты, безуспешно пытался вылечить туберкулез (он скончался вдали от горячо любимого им Крыма — в немецком курортном городке Баденвайлер). Своим рассказом Дама с собачкой (1898) Чехов создал своеобразный литературный памятник туристическому центру южного побережья Крыма. Еще более известное как в России, так и за ее пределами произведение — поэма Александра Пушкина Бахчисарайский фонтан (1821–1823), повествующая о безответной любви дикого крымского хана к нежной пленнице-христианке польского происхождения Марии Потоцкой. Эта история разворачивается в ханском дворце в Бахчисарае, который до сих пор существует и привлекает множество туристов. Пушкин, проведший в 1820 году в Крыму лишь несколько недель, как и Лев Толстой, Александр Грин, Максимилиан Волошин, Иван Айвазовский и многие другие писатели и художники, внес свою лепту в то, что Крым в коллективном сознании россиян воспринимается как очаг русской культуры.

Помимо этого уже в XVIII веке с гордостью говорили об античном прошлом Крыма. Полуостров приобрел славу классической Тавриды, столь значимой для европейских интеллектуалов благодаря, в частности, легенде об Ифигении, получившей музыкальную обработку в опере Глюка и драматургическую — в трагедии Гёте Ифигения в Тавриде. Свою «долю» в престижном классическом античном наследии Российская империя получила лишь после присоединения Крыма. Позже, спустя десятилетия, когда будет присоединена Грузия, в составе России оказалась также классическая Колхида, где аргонавты похитили золотое руно.

«Всесоюзная здравница»

Символический капитал Крыма широко использовала и советская власть. С 1920-х годов Советский Союз отправлял лучших пионеров на отдых в пионерский лагерь «Артек», который существует до сих пор. С начала 60-х годов в Крым потянулись миллионы советских трудящихся. Они приезжали сюда либо организованно, в составе производственных и профсоюзных коллективов, либо как туристы-«дикари». Еще Ленин в свое время наградил Крым почетным титулом всесоюзной здравницы. Помня о прекрасном отдыхе в советском Крыму, многие русские и сегодня воспринимают его как «свое» место. Они традиционно ищут — и находят — в Крыму то, что ещё в XIX веке хотели обрести россияне: отдых, вдохновение и неповторимую экзотическую природу, напоминающую Средиземноморье.

Тесная эмоциональная связь русских с полуостровом является причиной, по которой даже в 2018 году, то есть через четыре года после аннексии Крыма, социологические опросы по-прежнему показывают высокую степень одобрения гражданами присоединения Крыма к России. По сравнению с 2014 годом, когда эйфорические настроения были на пике, на сегодняшний день этот показатель упал незначительно — с 78 до 76%.


Дополнительная литература

Jobst, Kerstin S. (2015): Die symbolische Bedeutung der Halbinsel Krim für Russland, in: Russland Analysen. Nr. 291

Jobst, Kerstin S. (2007): Die Perle des Imperiums: Der russische Krimdiskurs im Zarenreich, Konstanz

Kozelsky, Mara (2010): Christianizing Crimea: Shaping Sacred Space in the Russian Empire and Beyond, Illinois

Plokhy, Serhii (2000): The City of Glory: Sevastopol in Russian Historical Mythology, in: Journal of Contemporary History, 35(2000), Heft 3, S. 369-383


© Universität Wien

Керстин C. Йобст с 2012 года – профессор Института восточноевропейской истории Венского университета. Сферы ее научных интересов — Причерноморье, Кавказ и Габсбургская монархия. Соиздатель научного журнала «Österreichische Zeitschrift für Geschichtswissenschaft».